Записки авиационного метролога. Военный аэродром в Копитнари. История моего «полёта»

Случайно, спустя 50 лет, попалось слово в интернете "Копитнари"

Ой! Что- то знакомое, связано с военным аэродромом, промелькнуло у меня в голове и точно, набрав в "Google" это слово, вспомнил.

Я, после демобилизации из Советской армии в октябре 1971 года, в декабре того же года был принят на работу вольнонаёмным техником-метрологом по поверке авиационного оборудования в лабораторию Закавказского военного округа СССР.

Самолет-истребитель МиГ-15
Самолет-истребитель МиГ-15

Лаборатория была оснащена новейшими сервисными приборами тех лет. Генераторы ВЧ и СВЧ, осциллографы, эталонные измерительные амперметры и вольтметры высокой точности, с зеркальной шкалой размером экрана малогабаритного телевизора, специальные приборы для поверки (именно поверки, а не проверки. Прим. автора) авиационного оборудования военных самолётов.

Эталонные приборы поверки.
Эталонные приборы поверки.

Я был очень доволен, что меня устроил знакомый Валера в эту лабораторию.
Для гражданского населения она была обычная военная часть и номер был в/ч номер такой-то.

Офицеры приезжали на работу в военных мундирах. Командир части-подполковник, начальники отделов майоры, их подчинённые молодые офицеры-лейтенанты, старлеи и старшины.

Мы-вольнонаёмные гражданские специалисты не отдавали честь при встрече со старшими офицерами, но дисциплина военная и положения Устава, соблюдались нами наравне с военными.

Метрология-наука о измерениях. Метрология играет важную роль во всех сферах, а в авиации от нашей работы зависела жизнь военного лётчика, безукоризненная работа приборов новейших самолётов истребителей -перехватчиков, которые были на вооружении СССР.

В военной части перед получением разрешения на самостоятельную метрологическую поверку авиационного оборудования и звания метролога-поверителя я закончил при лаборатории курсы, сдал успешно экзамены, по различным дисциплинам метрологии, радиоизмерениям, получил удостоверение и личную печать.

Принял в присутствии личного состава лаборатории торжественно-клятвенное обещание о неразглашении военной и Государственной тайны сроком до двадцати пяти лет, о чём свидетельствует запись в моей трудовой книжке, которую я до сих пор храню как память о моей трудовой деятельности в СССР.

Снаряжалась специальная военная машина-КУНГ, сервисными приборами, радиоизмерительной аппаратурой, различными приспособлениями, всё это тщательно закреплялось ремнями, зажимами и своим ходом этот КУНГ добирался, преодолевая сотни километров, по горным дорогам до места назначения, за рулём которого сидел водитель-солдат срочной службы в сопровождении офицера лаборатории.

КУНГ представлял собой передвижную лабораторию имеющий генераторы +24 вольт бортовой сети самолёта и переменное напряжение 115Вольт 400 Герц, для подключения сервисной и радиоизмерительной аппаратуры, внутри которого имелись столики складные и сиденья для проведения метрологической поверки в полевых условиях.

Остальная группа офицеров и вольнонаёмных специалистов, инженеров и техников, получив командировочные деньги и билеты на поезд отправились в Грузию, и далее до военного аэродрома не далеко от местечка под названием Копитнари.

Точная работа всех навигационных приборов, радиопередающего оборудования в кабине лётчика - истребителя -залог надёжной обороноспособности советской авиации в небе.

Со складов авиабаз приходило в лабораторию на текущую поверку различное авиационное оборудование, запасные приборы, устанавливаемые в кабинах самолетов у которых заканчивался срок метрологической поверки. Спустя много лет. помню лишь отдельные фразы при поверке авиаоборудования.

"Кабрирование, вибрирование, сельсин датчики, сельсин приёмники, манометры, гигрометры, акселерометры-датчики, которые определяют угол наклона устройства по отношению к земной поверхности.

Наша бригада не только занималась поверкой. но также производила ремонт и калибровку устройств.

Основная работа лаборатории несмотря на постоянный приток приборов для ремонта и поверки на наш склад, была поверка авиационных приборов непосредственно на аэродромах, где мы, техники-поверители при большой загруженности технарей авиабазы, иногда сами снимали приборы из кабины самолётов истребителей  СУ-9, СУ-15, МиГ-15, МиГ-17, (точно уже и не помню все модели и модификации самолётов), проводили поверку и возвращали в кабину подключив все необходимые провода соблюдая полярность.

Самолет-истребитель МиГ-15 в небе
Самолет-истребитель МиГ-15 в небе
Передняя кабина МиГ-15. Она же кабина курсанта
Передняя кабина МиГ-15. Она же кабина курсанта
Задняя кабина МиГ-15. Она же кабина инструктора
Задняя кабина МиГ-15. Она же кабина инструктора
Самолет-истребитель МиГ-17.//
Самолет-истребитель МиГ-17.//
Су-9
Су-9
Су-15 - основной перехватчик Авиации ПВО СССР в период с 60-х по конец 80-х годов
Су-15 - основной перехватчик Авиации ПВО СССР в период с 60-х по конец 80-х годов

Командировки были неотъемлемой частью работы, частыми, четыре-шесть раз в год, расположение аэродромов Закавказского военного Округа охватывало большие территории Туркмении, Грузии, России, Азербайджана. Командировки были долгими, так на территории только Грузии было несколько военных аэродромов, мы поверку осуществляли также и в Марнеули и Гудаута.
Суточные нам платили из расчёта 1рубль 30 копеек в сельской местности и 2рубля 60 копеек в городской, наш командир бригады, майор, ухитрялся отмечать нас как работающих в городе, хотя аэродромы часто дислоцировались в сельской местности.


Я прибыл на аэродром "Копитнари", весной 1972 года, в составе бригады метрологов, и проверял сервисную аппаратуру, различные датчики.

Мне доверяли поверку секретной аппаратуры, установленной на истребителях-перехватчиках, систему радиолокационного опознавания («Свой-чужой»), вы, спецы, знаете, что это такое и какая это была супер-тайна, эта аппаратура опознавания и сейчас тайна!

Нам на ушко говорили, какие коды на сегодня надо установить, что бы проверить параметры и поставить печать "ПРОВЕРЕНО".

Было мне тогда, 20 лет, была гордость от этой работы и до сих пор, это чувство сохранилось, потому я и пишу.

Авиация ПВО СССР имела различные ракеты, которыми укомплектовывался истребитель перехватчик.

Мне приходилось проверять параметры радио ракет, "набитых" тогда ламповой техникой.

Столовая была шикарная, если не изменяет память, входишь в ворота и недалеко по левую сторону был вход, хотя могу и ошибаться.

Войдя первый раз в столовую авиаполка, я увидел разделение на элиту и "остальных", одна половина большого зала столовой была отделена для лётчиков и командного состава, столы накрыты скатертями, стулья в белых чехлах, а другая половина зала для технарей, (где мы питались), столы были общепитовские без скатерти, стулья жесткие без чехлов, хотя наверно кормили одинаково!

Однако я отвлёкся.

В составе нашей бригады, были два военных пенсионера бывшие офицеры- технари авиационного отряда в запасе.

Их работа заключалась в поверке манометров, и всё, что связано с гидравликой.

Ну и выпить горазды.

Вдруг в наше помещение, напоминающее бункер, где бригада расположилась, организовав  оперативную поверку самолётного оборудования), прибегает главный инженер технических служб аэродрома, и спрашивает пенсионеров, (они уже видно было не первый год знакомы)

-Почему на приборах с вашей печатью везде штамп. "НЕГОДЕН, НЕГОДЕН".

-В чём дело!?

А, старики ушлые ребята, закалённые в невзгодах армейской службы, невинным голосом  известили начальника.

-Контакты нечем промывать!

Через 15 минут появился солдат со стеклянным, баллоном чистого медицинского спирта.

-Вам передали на чистку контактов, засмеялся солдат, бережно передавая столь ценный груз в руки "чистильщика", зная наверняка какие контакты собираются промывать пенсионеры!

-Отлично, сейчас проверим, и садятся пенсионеры друг напротив друга. Один из них, Иваныч, похожий на божий одуванчик, еле передвигающий ноги, чинно наливает стакан чистого спирта, своему напарнику Михалычу, держащему в другой руке приготовленный стакан с водой.

Михалыч гордо обведя взглядом всю бригаду, мол учитесь. пока я жив, громко выдохнул напоследок, и "хрясть" стакан чистого спирта на одном дыхании, и замер.

Михалыч был высокого роста, смуглый будто круглый год загорал на пляже, и выглядел молодцом..

-Ну как, "пошло?", спросил Иваныч, ёрзая на стуле от нетерпения.

-"Пошло!", ответил выдохнув Михалыч, запив стакан спирта маленьким глотком воды!

Вот это мужик, подумал я, серьёзная школа!

Наливаю из баллона несколько капель спирта, в тарелку, чтобы удостовериться, зажигаю спичку, горит, значит спирт чистый.

Иваныч, пенсионер-напарник, обрадовавшись, что спирт чистый, без примесей, тоже по молодости "закручивающий хвост зелёному змию" " хрясть" стакан спирта, но видимо не подготовился, не рассчитал своих сил, и фонтан спирта изо рта полился прямо в лицо напротив сидящему Михалычу!

-Эх, не пошло, сказал с обидой в голосе фонтанирующий Иваныч, и мы все, попадав со стульев на пол от смеха, смотрели на его несчастное лицо, выражающее зависть и тоску от пропащего продукта!

Другая история была не столь смешной, но запомнилась

Как только я иногда слышу слово "Форсаж"! Мне тут же хочется залезть под стол!.

Помещение, в котором мы работали, находилось недалеко от взлётной полосы.

Утро, начало учебных полётов.

Мы расслаблены, наблюдаем из окна как первый Су-15 выруливает с двумя работающими двигателями на взлётную полосу, остановившись на полосе перед разбегом и взлётом, сопла которого, направлены в наш домик-бункер, расположенный недалеко от взлётной полосы.

Форса́ж— режим работы реактивных двигателей, применяемый для увеличения тяги, такой как взлёт, разгон до сверхзвуковой скорости, либо для манёвров во время воздушного боя.

Обычно достигается за счёт сжигания дополнительного топлива в форсажной камере сгорания и повышения интенсивности теплового процесса.

Применяется в основном на боевых самолётах.

Лётчик включает режим "Форсаж", огромная струя горячего керосинного воздуха со страшной силой врывается через открытое окно в наш домик!

Мы все под столом, кашляем и задыхаемся, кто-то из наших начал от одурения, оглушения и удушения смеяться, и мы, не понимая, что произошло, тоже поддержали смеющего и наш хохот бригадный, услышали технари аэродрома. Быстро сообразив, что в бункере что-то случилось, вызвали скорую помощь аэродрома, вытащили нас на воздух и делали искусственное дыхание задыхающимся, и долго не могли нас успокоить. Но самое главное, место работы нам не поменяли, а научили лишь, закрывать окно бункера и перед форсажем лезть под стол, что мы и делали целый день до самого вечера.

Устали, рано легли, часов в 9 вечера, вдруг Михалыч меня будит,

-что, что, тревога?

-Щщщ, не разбуди командира, (у нас начальник бригады рано ложился спать).

-Одевайся, пойдём в село, тут рядом, к дяде Вани (кто служил в те года, должны помнить дядю Ваню-грузина!

Я, встал, подчиняясь командирскому приказу, не понимая куда и зачем надо идти, а тут уже у нас компания, с Михалычим пятеро!

-Михалыч пояснил, что это не гражданка, мы на территории военной части и мы здесь тоже как военные, так что все мы в самоволке, а это значит, идём не через КПП, а лезем через забор!

-А, ты тоже Михалыч через забор полезешь, спросил я, окончательно проснувшись, рассыпишься же ведь!!

-Нет, я пойду через КПП, как бывшему майору поблажка, не будут на меня “стучать”.

-Так ты майор? Cпросил я, с восхищением и удивлением одновременно.

-А, то, конечно, майор-авиации, ответил Михалыч, в запасе, спирт этот зараза не дал до генерала дослужиться!

Подошли к забору, в полной темноте.

Все кроме меня здесь уже были неоднократно, кто по второму, а кто и по третьему разу, это я салага, здесь первый раз, ужаснулся увидев узорчатый, металлический авиационный забор.

Все через забор, как кузнечики "вжить","вжить", и на другой стороне, а, я, хоть плачь, перелезть не могу, высокий забор, туфель в узкое отверстие не вставить, первый раз такое железное трёхметровое чудо вижу.

-Уже уходят, темно ведь, потом не найду, не догоню, пронеслось в голове.

В кровь руки, локти, все колена ободрал, но перелез, догнал своих.

Шли мы в темноте, прилично долго, мне так показалось.

-А, кто это- дядя Ваня, он нас в гости пригласил?

Михалыч засмеялся, и тут же осёкся, что бы не засекли с вышки в темноте нашу компанию.

-Ты что Лев, не понял, вино идём пить, настоящее грузинское!

-Ты с собой деньги взял? Один рубль литр.

-Так, я же не пьющий, с досадой ответил я, ты же Михалыч знаешь, что я не пьющий.

-Чёрт, все руки в крови, колена ободрал, и всё из –за вина?

-Нет, Лев, ты не понял. Это не вино –это элексир молодости.

-А дома, я тоже не пью. Серьёзно заявил Михалыч.

Увидев мой недоверчивый взгляд, Михалыч продолжал, ну почти, жена у меня понимаешь, погоны полковничьи купила в военторге, и носит вечерами дома, а я погоны уважаю, слушаюсь.

-Ну ты даёшь, Михалыч, стали смеяться остальные члены нашей группы.

-Когда к ларьку бежать собираешься, только за дверь, а жена в погонах вдруг прикажет:

- Кругом!

Беспрекословно выполнишь?

-Как сказать, замялся Михалыч, если не хочешь ночью на пороге дверь обнимать, то выполняю иногда!

В это время показался недалеко в тусклом свете, дом, летняя веранда, длинный стол.

Пришли!

Дело было весной, в Грузии вечером, в это время, аж за плюс 20 градусов, тепло!

Михалыч вошёл в дом, и скрылся за дверью.

-Валера, а ты тут был, обращаюсь я к товарищу по работе.

-Конечно, отвечает Валера, здесь у дяди Вани самое лучшее вино в селе.

-Кто-то табак для крепости бросает, кто-то навоз куриный, а он никогда, поэтому мы каждый год приезжаем, и к нему по вечерам.

-Дядя Ваня, в селе главный тамада!

-А ты знаешь, что такое главный тамада, спросил меня Валера, и начал закатывать глаза от удовольствия, рассказывая какой дядя Ваня джигит!

-Село большое и часто свадьбы бывают, продолжал Валера, а тамада, если тебя селяне попросили им быть, должен весь вечер говорить тосты, и пить вино с гостями, и главное всех перепить должен.

-И так до утра, спросил я.

-Ты, что, не знаешь, что свадьба у них неделю продолжается?

-Так, что он неделю пьёт?

-Ну да, и тамада всех перепить должен, а пьют из рога, там тебе не рюмка, воды столько не выпьешь!

Валера засмеялся и хлопнул меня по плечу!

-И в конце, тамада должен последний тост сказать, и вино из особого рога выпить, больше литра!

-Тогда, согласно традициям, он получит дорогой подарок от родственников жениха и невесты! Закончил свой рассказ, развеселившийся Валера.

-Нет, не может быть, это же должен быть не грузин, а огромный Геракл, возразил я.

Ты и увидишь сейчас Геракла, хихикнул Валера.

В дверях появляется дядя Ваня, с Михалычем. Я обомлел, (однажды слышал фразу, уважительную, но грубую, "руки-крюки, морда-ящик!")

Это точная фраза была, для описания наружности дядя Вани! Иначе описание внешности этого “Геракла” будет недостоверным.

У меня, рост немалый, 185см, а я помню, на него смотрел как на Останкинскую телебашню, (может преувеличиваю, но было такое ощущение). Одной рукой обхватив трёхлитровый стеклянный баллон, полный до краёв вина не за горлышко, а за середину, он нёс его одной лапой своей!

Для примера.

Возьмите трёхлитровый стеклянный баллон из- под огурцов, или помидоров, наполните баллон до края водой, и попытайтесь взять этот баллон с водой одной рукой не за горлышко, а обхватить ладонью за середину баллона (если получится), и пронесите метров пять.

Увидев дядю Ваню с баллоном в одной руке, у меня был восторг и ужас одновременно!

Ну и силища!

Дядя Ваня, поставил баллон на середину стола и пригласил всех рассаживаться.

Мы сели, ожидая рюмки.

Вокруг стола, засуетился парень-грузин, положил небольшое блюдце с ломтиками сыра на всю нашу компанию.

Это вся закуска, спросил я?

-Не жрать пришли, кто- то тихо произнёс в нашей бригаде.

Дядя Ваня, держа одной лапой за середину баллон, разлил вино по стаканчикам.

-Так положено, шепнули мне, мы хотя и платим один рубль за литр, но хозяин должен сам первый раз по традиции разлить гостям вино по стаканчикам, и выпить с нами, а потом сами разливаем, сколько литров выпьем, за столько и заплатим!

Выпив с нами стаканчик, дядя Ваня сказал, что больше не будет, так как уже до того выпил литр, и ушёл к себе домой!

Михалыч знал где брать баллоны с вином если один не хватит.

-И, деньги оставим на столе, никто не тронет! Ответил Михалыч на мой вопрос, который я не успел задать.

-Ну, и понеслась "родимая"!

Вино виноградное, белое как слеза, кисловатое, не крепкое на вкус, но все шутя пугают меня "не пей много", не пей, дразня моё самолюбие, а я пью, от незнания последствий.

-Да не пугайте вы меня, я пуганный, вода, кислая вода.

Уже не помню, точно, врать не буду, но то, что первые два баллона были совместно со мной выпиты всей бригадой, помню точно!

Если, в конце гулянки, у меня дружки взяли 2 рубля, а нас было  пятеро, и сказали, что мы  выпили  пять баллона вина, а это пятнадцать  литров, из которых я, непьющий, один выпил два литра вина, и как оно столько влезло в меня с непривычки, выпивая маленькими стаканчиками, не знаю!!

Но, самое интересное впереди!

Голова свежая, всё понимаю, пора уходить, а ноги ватные не идут!

Сижу как парализованный, подняться из-за стола не могу, все "ржут" надо мной,

-“мы тебя предупреждали, а ты всё вода, да вода!”

-А мне не до смеха, дело зашло слишком далеко.

Взяли двое дружков меня под руки и повели!

Первый и последний раз в жизни, я так шёл под руки, ну и несло меня из стороны в сторону, падал раз пять, дружки роняли, они ведь тоже пьяные, но идут.

Привели меня к забору, опять к тому чёртову забору, который снова надо перемахнуть!

Михалыч, как ни в чём ни бывало, пошёл к КПП, я за ним.

-Лучше убейте!

-Не полезу, не смогу! Взмолился я, прося Михалыча о содействии пересечь КПП, а не забор, но ноги, однако, стали малость слушаться!

-Хочешь на гауптвахту? Грозно спросил меня Михалыч.

-Ночевать в холодной камере?

И, тут я понял, сержант и солдаты, дежурившие на КПП всех своих в полку в лицо не знают, примут меня как за солдата -срочника переодетого в гражданку пришедший из самоволки, упекут на гауптвахту и не будут минимум до утра разбираться.

А утром, майор, наш начальник бригады узнает, что я на гауптвахте, позору не оберёшься! Дошло до меня наконец.

Вся компания, перелезла кряхтя через забор, я от такой безысходности и страха, что ночью останусь один в поле, подбегаю к забору.
-И, о, чудо!

Отрываюсь от земли, как тот кузнечик, лечу, хватаюсь за верхнюю кромку забора, чтобы не улететь совсем, перелетаю, на одном дыхании, и приземляюсь, на той, нужной стороне!

Вот что вино грузинское с непьющим человеком делает.

Прошло пятьдесят лет, но до сих пор пытаюсь понять, как же я сумел взлететь и перепрыгнуть трёхметровый забор?

Так до сих пор, не могу представить в деталях свой полёт!

"Летать" научился, правда не как военный лётчик.

Утром рассказал ребятам из бригады, свой ночной полёт через забор, все опять в смех.

Видно, не только я один, все прошли через это!

Продолжение следует

P.S.

Фотографии самолётов взяты из интернета. Ввиду строжайшего запрета привозить с собой фотоаппаратуру на секретные объекты, фотографий тех времен нет, за исключением редких снимков в парках, сделанные профессиональными фотографами.