История Saudi Aramco. Так пишется история

Автор: Михаил Павлов

Первая часть

Вторая часть

Третья часть

В заключительной части этого мини-цикла будет описана одна эпохальная сделка. 26 декабря 1950 года сотворилась история нефтяной отрасли в мире. Была подписана сделка между Госдепом США, Ибн-Саудом и компаниями-учредителями Saudi Aramco. Эта сделка дала старт новому порядку в отрасли и вывела Саудовскую Аравию в топ мировых держав (хоть и без ядерного оружия). Но обо всём по порядку.

С 30-х годов XX века начинался процесс деколонизации и освобождения от фактической зависимости от стран Запада. Следствием данной тенденции стали споры о доли ренты, получаемой в результате добычи нефти. Незадолго до Второй мировой войны пример всем странам Третьего мира подали Мексика, Боливия и Венесуэла. Первые две показали возможность полной национализации нефтяной отрасли в стране, а третья подписала уникальное соглашение по принципу "50/50", предписывающего равное распределение ренты. В силу все большего обострения геополитической ситуации США необходимо было договариваться с Саудовской Аравией. Сделка "венесуэльского" формата была заключена. А вот как — я расскажу.

Естественно, США были крайне заинтересованы в союзе с Саудовской Аравией. Но в их отношениях был камень преткновения — Израиль. Великобритания отозвала мандат Палестины, и в регионе началась война. В Средиземноморье было создано еврейское государство. США признало Израиль, а ибн-Сауд, как и многие правители региона, был ярым антисемитом, и вообще, спонсировал анти-израильские силы. Король мог, конечно, отозвать концессию, однако, это лишило бы его единственного крупного источника дохода. Абдул Азиз, впрочем, гораздо больше опасался Великобританию, старых противников хашимитов (правителей Трансиордании) и СССР. США, по странному совпадению, тоже их не любили. В итоге, ибн-Сауд написал в Вашингтон следующее послание: "Двадцать долларов есть двадцать долларов" "Раз Израиль стал, или, по мнению многих арабов, станет реальностью, с которой нельзя не считаться, правительство Саудовской Аравии на деле смирилось с его существованием, хотя и сохраняло формальную враждебность к сионизму."

Это маленький шаг для Израиля и большое испытание для всего региона.
Это маленький шаг для Израиля и большое испытание для всего региона.

Особенную пикантность переговорам придавало строительство нефтепровода от Эль-Хасы до Средиземного моря. Американские консультанты полагали, что это дорогостоящая и рискованная идея, и отговаривали ибн-Сауда. Однако, линия всё-таки была доведена до границ страны. А вот дальше пошли проблемы. Страны, по территориям которых должен был проходить газопровод, стали настоящим препятствием для завершения проекта. Иордания саботировала работы (хашимиты же), Сирия упиралась рогом и не допускала газопровод, а в Палестине шла война. Кого-то пришлось подкупить (Сирия), кому-то погрозить дубинкой (Иордания), и в итоге к марту 1950 года нефть подошла к терминалу Сидон в Ливане и ушла в Европу. 1200 километров труб заменили 7600 километров морского пути. Строительство нефтепровода, да ещё и за собственные средства, превратило Саудовскую Аравию из крупного игрока в регионе в одну из важнейших нефтяных держав мира. Вопросы у США о необходимости договора с Саудом испарились окончательно. Об СССР, который также имел свои интересы на Ближнем Востоке, тоже не нужно забывать.

Вашим санкциям - труба!
Вашим санкциям - труба!

Саудовская Аравия стала главным фокусом американской политики. Как сказал Трумэн: "Ее достояние было, вероятно, ценнейшим экономическим приобретением в мире в области иностранных инвестиций". В октябре 1950 года президент Гарри Трумэн написал письмо королю Ибн Сауду: "Я хочу возобновить Вашему Величеству те заверения, которые неоднократно давались ранее, в том, что Соединенные Штаты заинтересованы в сохранении независимости и территориальной целостности Саудовской Аравии. Любая угроза Вашему королевству будет немедленно воспринята как требующая внимания и заботы Соединенных Штатов". Такое послание являлось гарантией саудовской независимости. Тесные и дружеские отношения между США и саудитами, конечно, проецировались на "Арамко". Стал неизбежен факт подписания взаимовыгодного соглашения. Как отмечал затем американский экономист Дэниэл Ергин: "Это был невероятный союз - союз бедуинов и техасских нефтяников, союз традиционной исламской автократии с современным американским капитализмом. Однако этому союзу было суждено выжить."

Союз между США и Саудовской Аравии был очень странным, но в итоге оказался очень крепким и долговечным
Союз между США и Саудовской Аравии был очень странным, но в итоге оказался очень крепким и долговечным

В апреле 1950 года стороны сели за стол переговоров. Саудовская сторона предъявляла много требований. Американский делегат отмечал, что аравийцы не упустили ни одного пункта, который мог бы заинтересовать страну-концессионера. Но суть их заключалась в одном: попытка получить больший процент от ренты. Серьезно больший.

Примерно этого добивался ибн-Сауд
Примерно этого добивался ибн-Сауд

В связи с тем, что потребление нефти в послевоенные годы сократилось, доходы "Арамко", а следовательно, и всего государства, серьезно уменьшились. Ибн-Сауд пытался извлечь все новые выгоды из компании. С завидной частотой в офис организации приходили новые требования: "Арамко" должна профинансировать строительные объекты, внести деньги в саудовский Фонд благосостояния, дать новые займы. "Сокал" и "Тексако" соглашались на эти условия, но терпения оставалось все меньше. В Рияде заинтересовались извлечением средств без раздражения со стороны "Арамко". И да, о ситуации в Венесуэле ибн-Сауд прекрасно знал. Более того, он поручил перевести материалы о сделке на арабский язык.

Саудитов очень беспокоили налоговые выплаты "Арамко" в казну США — они составили 43 миллиона долларов, что на 4 миллиона превышало арендную плату и в 3 раза — доходы всей Аравии. Американские делегаты назвали речь саудитов по поводу налоговых отчислений в американскую казну "крайним недовольством", и это был самый мягкий и цензурный эвфемизм. Кроме того, саудовские специалисты профильно заинтересовались американским законодательством. И нашли там очень интересный пункт: по законодательству 1918 года американская компания, действующая за рубежом, могла вычесть из подоходного налога США сумму, выплачиваемую в виде налогов другим государствам. Арендная плата за право разработки недр и другие фиксированные выплаты — издержки производства — не могли вычитаться, учитывался только подоходный налог. В этом заключалась суть. Это означало, что если бы Саудовская Аравия в 1949 году получила в качестве арендной платы не только 39 миллионов долларов, как это было в действительности, а еще 39 миллионов долларов в виде налогов, тогда эти 39 миллионов долларов вычитались бы из 43 миллионов долларов, заплаченных "Арамко" США. В результате этого "Арамко" заплатила бы только 4 миллиона долларов министерству финансов США — разницу между 43 и 39 миллионами долларов, а не 43 миллиона долларов. Со своей стороны, Саудовская Аравия получила бы не 39, а в 2 раза больше — 78 миллионов долларов. Другими словами, налоги, выплачиваемые "Арамко" остались бы те же, только большая их часть была бы собрана в Рияде, а не в Вашингтоне. Так и должно быть, решили саудовцы, это ведь их нефть. Ибн-Сауд взвинтил налоги на деятельности иностранных компаний.

Может ли Арамко платить налоги?
Может ли Арамко платить налоги?

Это был ход конем со стороны Королевства. После этого в "Арамко" поняли неизбежность заключения сделки. Госдеп США не только поддерживал компанию, но и активно подговаривал ее начать переговоры. Угроза коммунизма и вытекающая из него Корейская война требовали от США расширения сфер влияния и много нефти для возможных военных конфликтов. Трумэн сказал "Нужно пойти на уступки странам Азии, чтобы удержать в них прозападные правительства". Но против были учредители фирмы — "Сокал", "Галф", "Джерси и "Тексако". В конце концов, концессия предполагала отсутствие подоходного налога. Переговоры пришлось проводить лично Трумэну. Главы фирм Г. Кольер ("Сокал"), У. Робертс ("Галф"), Д. Макфи ("Тексако") и Д. Сиверсон ("Джерси") прибыли в Вашингтон, где президент предложил им только одну пилюлю. Мол, так нужно государству, саудиты теперь для нас одно из главных направлений политики, и либо вы договариваетесь, либо проваливаете. Руководители согласились, в конце глава "Джерси" отметил, что принцип "50/50" был наиболее справедливым и более защищенным от последующих спекуляций. 26 декабря 1950 года сотворилась история нефтяной отрасли в мире. Была подписана сделка между Госдепом США, Ибн-Саудом и компаниями-учредителями. Куратором данной сделки выступил Герберт Гувер, готовивший данное соглашение в Венесуэле. 50/50 - в Саудовской Аравии!

Исторический кадр заключения сделки
Исторический кадр заключения сделки

В 1955 г. соответствие сделки налоговым льготам признал Департамент налоговых сборов, в 1957 - Совместная Комиссия Конгресса по налогообложению. А Саудовская Аравия начала получать выгоды гораздо раньше. В 1950 году американская казна получила от "Арамко" 43 миллиона, а Саудовская Аравия 39 миллионов долларов. В 1951 году положение дел кардинально изменилось. Саудовская Аравия получила 75 миллионов, а США - 6 миллионов долларов.

Заключение данной сделки установило новый стандарт отношений землевладельца и арендатора в мировой нефтяной индустрии. Теперь они являлись равными партнёрами. Землевладельцы больше не были протекторатами стран Запада, довольствуясь крохами с богатого стола нефтедобычи. В отрасли начинался новый порядок. В течение двух лет были подписаны аналогичные соглашения в Кувейте и Ираке, а в Иране начинались очень интересные события борьбы властей страны против британских нефтяников. Для "Арамко" открылся путь к мировому лидерству в отрасли. А мир стал похож на то, что мы видим сейчас.

Автор: Михаил Павлов

Оригинал