Древние бобры начали строить плотины из-за холода

Веточка, которую грыз бобр из рода Dipoides

Tessa Plint et al. / Scientific Reports, 2020

Бобры начали валить деревья не для постройки плотин, а ради питания, сообщается в Scientific Reports. Об этом говорят особенности строения ископаемых грызунов, а также содержание стабильных изотопов углерода-13 и азота-15 в коллагене костей доисторического бобра из рода Dipoides и в растениях, которые обитали в то же время (примерно четыре миллиона лет назад) в той же местности (канадский остров Элсмир). Исследователи считают, что создавать запруды и хатки, а также запасать в хатках ветки бобры начали в ответ на похолодание, хотя первые полуводные бобры этого не делали.

Сейчас существует два вида бобров (семейство Castoridae) — европейский (обыкновенный) Castor fiber и канадский Castor canadensis. Оба они имеют солидные для грызунов габариты — массу от 12 до 25 килограммов, иногда до 40. Такие крупные животные, обладая мощными резцами, без труда валят деревья и запруживают их стволами и ветвями реки. Кроме того, ветки служат бобрам строительным материалом для жилищ — хаток, а также пищей.

Однако так могло быть не всегда. Вероятно, ныне вымершие полуводные бобры не строили плотины и хатки. Немногочисленные свидетельства того, что они вообще грызли деревья, происходят из местонахождения Бивер-Понд на канадском острове Элсмир. Там около четырех миллионов лет назад жили бобры рода Dipoides. Палеонтологи нашли там мелкие ветки со следами резцов животного, которое по размеру как раз соответствовало ископаемому бобру (судя по костям Dipoides, он был примерно на треть мельче современных представителей своего семейства).

Сотрудники Университета Западного Онтарио и еще нескольких исследовательских учреждений Канады во главе с Наталией Рыбчински (Natalia Rybczynski) определили содержание стабильных изотопов углерода-13 и азота-15 в сравнении с углеродом-12 и азотом-14 (то есть δ13C и δ15N соответственно) в коллагене костей Dipoides с острова Элсмир, а также в остатках растений, рядом с которыми жили эти бобры. Это позволило определить, питался ли грызун ветками этих видов. Кроме того, δ13C и δ15N коллагена Dipoides сравнили с аналогичными показателями для современных бобров и вымершего гигантского бобра Castoroides ohioensis.

Получилось, что у животных рода Dipoides, как и у современных бобров, немалую долю рациона составляли древесные растения, а у Castoroides в пище преобладала водная травянистая растительность. Вероятно, бобры с острова Элсмир даже больше полагались на запасы веток зимой, чем их ныне живущие родственники, так как зимы на Элсмире (Бивер-Понд расположен на 78 градусах северной широты) уже в то время могли быть длиннее, чем в местах обитания современных бобров, которые севернее 70 градусов не встречаются. Также вероятно, что ископаемые Dipoides строили хатки.

Жизнь первых представителей семейства Castoridae не была связана с водой, соответственно, им не требовалось делать запруды. Анализ морфологии различных бобров указал на то, что сначала, около 20 миллионов лет назад, часть их начала вести полуводный образ жизни и параллельно с этим научилась валить деревья, а уже потом некоторые из них стали строить плотины и запасать в хатках еду. Некоторые ископаемые виды, такие как Eucastor tortus и Steneofiber eseri, имели массу всего около килограмма и были слишком мелкими, чтобы валить крупные деревья.

Авторы предполагают, что создание запруд и запасание корма на зиму стало ответом на изменение климата, который в неогене становился все холоднее. Питание ветвями деревьев пришлось в данном случае кстати (но гигантский бобр эту пищевую привычку утратил), однако оно не возникло как результат инженерной активности бобров. Ученые считают, что эти грызуны стали строить плотины примерно 7–8 миллионов лет назад, однако признают, что остатков древних бобровых плотин еще не находили. Непонятно, устраивали ли Dipoides запруды, но если они так делали, то эта особенность поведения развилась у них независимо от современных бобров, так как общий предок Castor и Dipoides жил более 15 миллионов лет назад — задолго до того, как бобры научились строить дамбы.

Люди давно высоко оценили способность бобра управляться с древесиной: орнамент на Большом Шигирском идоле — старейшей известной деревянной скульптуре, которой более 9500 лет, вырезан инструментами из бобровых резцов. А в том, как уже в историческое время бобры сначала чуть не пропали из Евразии, а потом вернулись туда, мы разбирались в материале «Бобер и его борьба».

Светлана Ястребова