История микропроцессора и персонального компьютера: 1980 — 1984 годы

image

IBM PC Model 5150 и атака клонов


Единственным примечательным фактом о продукте, совершившем революцию в бизнесе персональных компьютеров, стало то, что его создала IBM. Если бы любая другая компания той эпохи создала и вывела на рынок IBM Personal Computer Model 5150, то в дальнейшем на него бы оглядывались с уважением, но не как на продукт, изменивший лицо отрасли.

Положение IBM гарантировало, что PC инициирует процесс стандартизации, необходимый для широкомасштабного распространения технологии. То же самое положение гарантировало, что конкуренты получат свободный доступ к техническим спецификациям Model 5150, ведь IBM обязана была раскрывать подобную информацию в соответствии с мировым соглашением Министерства юстиции США 1956 года, условия которого компания соблюдала из-за того, что ранее использовала монополистические приёмы ведения бизнеса.

Третьим фактором важности наследия Model 5150 стали поставки компонентов от независимых изготовителей оборудования. Бизнес IBM был построен на внутренних проектировании и разработке практически всего оборудования и ПО, что максимизировало доходы. Расплатой за это было снижение гибкости на рынке: корпоративные конфликты и конкуренция между подразделениями внутри такой монолитной компании повышали инерцию процессов принятия решений.


Datamaster был универсальным компьютером с текстовым ЭЛТ-дисплеем, клавиатурой, процессором, памятью и двумя приводами 8-дюймовых гибких дисков, соединёнными в одном корпусе. (Фото: Oldcomputers.net)

Model 5150 не была первой попыткой IBM создать персональный компьютер: не менее четырёх предыдущих проектов было прервано из-за того, что рынок двигался быстрее, чем руководство IBM принимало решения. Бизнес-компьютер System/23 DataMaster, оснащённый процессором Intel 8085, тоже страдал от длительного процесса разработки, начавшегося в феврале 1978 года. Появление системы DataMaster на рынке в июле 1981 года привело к изменениям в стратегии проектирования; кроме того, сотрудникам отдела проектирования была поручена работа над новым проектом PC.

Изначально IBM планировала спроектировать в своём исследовательском центре в Остине (штат Техас) персональный компьютер на основе процессора Motorola 6800. Отдел маркетинга IBM считал, что PC должен продаваться через магазины Sears, Roebuck & Co., но равновесие покачнулось, когда начались отставания в графике выпуска процессора Motorola 6800 и вспомогательных чипов.

Параллельно с проектированием в Остине был подготовлен возможный план Project Chess, который, казалось, получил развитие, когда к IBM обратилась Atari с предложением создать персональный компьютер, если уж IBM он так нужен. Официальное разрешение IBM было получено, когда руководитель проекта Уильям (Билл) Лоув пообещал, что проект будет готов через год. Чтобы вовремя выполнить это обещание, ему пришлось обратиться к поставщикам за пределами IBM.

Оставалось только выбрать для PC процессор и операционную систему. Лоув и Эстридж были достаточно проницательны, чтобы понять, что высшее руководство IBM не отнесётся с благосклонностью к PC, создававшему угрозу доходному бизнесу компании по продаже машин для бизнеса (в то время терминал System/23 DataMaster с принтером продавались примерно за 9 900 долларов).

Похоже, изначально рассматривалось использование 8-битного процессора, что позволило бы применить в конструкции MOS Tech 6502, Zilog Z80 или Intel 8085. Однако инженеры IBM отдали предпочтение 16 битам, как и Билл Гейтс, который лоббировал в IBM использование 16-битной машины для демонстрации всех возможностей разрабатываемой его компанией операционной системы. 32-битные архитектуры Motorola и National Semiconductor (соответственно, 68000 и 16032) должны были попасть в производство уже после завершения однолетнего дедлайна Лоува.

Конечное решение стало компромиссом между 8 и 16 битами для смягчения проблем совместимости с уже имеющимся ПО и оборудованием расширения. В то же время была снижена себестоимость благодаря выбору более дешёвого процессора и вспомогательных чипов и сохранён значительный разрыв в производительности между PC и бизнес-машинами IBM.

Принятие решения IBM упростилось, поскольку рынок микропроцессоров вёл войну на истощение. MOS Tech была приобретена Commodore после финансового краха MOS, вызванного низкими ценами на калькуляторы Texas Instrument. Усилия компании сместились с инноваций на извлечение выгоды из успеха 6502. Western Design Center (WDC) в серии процессоров 6500 наконец реализовал 16-битные вычисления, но, как в случае многих других микропроцессорных компаний, к моменту вывода на рынок конкуренция уже сделала их ненужными.

Доходы Zilog тоже страдали, пока её основной владелец акций, а позже и родительская компания Exxon с радостью наблюдала, как неопытная Zilog ввязалась в самоубийственный процесс диверсификации продукции. Затраты на исследования и разработки превысили 35% от дохода, а расширение ассортимента разработок вызвал спад собственного 16-битного процессора компании Z8000; в то же время стали понятны желания Exxon и относительная управленческая неопытность Федерико Фаджина.

Фаджин и Унгерманн основали Zilog, чтобы создавать микропроцессоры, однако Exxon приобрела Zilog в качестве шестерёнки в машине, которая наряду с другими электронными и программными компаниями должна была создать великий проект, который, по задумке Exxon, должен был конкурировать с IBM. Всё это привело к катастрофе с потерей миллиардов долларов.

Снижение доходов Zilog, даже несмотря на то, что Z80 использовался в огромном количестве компьютеров, терминалов и промышленных машин, каскадно отразилось на вторичных поставщиках компании. Наличие лицензии AMD на Intel 8085 не давало таких же прав на его потомка — процессор 8086. Из-за этого в поисках 16-битного процессора Джерри Сандерс был вынужден связаться с Motorola или Zilog, поскольку проект National Semiconductors казался многообещающим, но не оправдал себя.

На фоне задержек с разработкой у Motorola и неспособности AMD создать собственную конкурентоспособную архитектуру, Zilog выглядела более привлекательным вариантом. К тому же компания была относительным новичком, а значит, с ней проще работать, и поэтому AMD выбрала Z8000. Отсутствие у процессора обратной совместимости с 8-битным ПО обрекло его продажи на провал, а покупатели, привлечённые Z80, быстро перешли на Intel. Пока Zilog компенсировала поражение успешным Z80, а крупнейшая в мире нефтяная компания покрывала убытки, у AMD таких возможностей не было.

Со своей стороны, Intel запланировала большой скачок в архитектуре процессоров сразу после завершения создания 8080. Планируемый чип, имеющий рабочее название 8816, должен был стать в четыре раза больше 8-битного чипа, обладать 16-битной и 32-битной функциональностью, а также набором функций, характерных для современных процессоров.

14 апреля 1976 года стало очевидно, что такая архитектура будет ужасно трудоёмка в производстве, и скорее всего не успеет появиться в срок, чтобы конкурировать с 16-битными чипами Motorola, Zilog, National Semiconductor и Texas Instruments.

Intel требовался хотя бы промежуточная архитектура, чтобы противодействовать конкурентам и продолжать свой рост. Руководитель отдела ПО Терри Опдендик принял вызов и взялся спроектировать новую архитектуру процессора всего за 10 недель — по оценкам, это был максимальный срок, чтобы иметь возможность изготовить чип за год. Опдендик выбрал Стива Морса — инженера, специализирующегося на ПО, автора разгромного обзора 8816, инициировавшего этот проект. Впервые проектированием архитектуры чипа Intel занялся не один из инженеров программного обеспечения.


Кристалл 16-битного микропроцессора Intel 8086. 8086 стал началом знаменитой архитектуры x86, которая в конечном итоге оказалась самой успешной линейкой процессоров Intel.

Работы по проектированию архитектуры начались в мае с команды из двух человек: Морса и руководителя проекта Билла Полмана; первая версия архитектуры появилась в срок, в августе. Архитектура должна была отвечать двум требованиям: наличие обратной совместимости с 8080 и адресуемая память до 128 КБ — в два раза больше, чем у 8080.

Решение второй задачи было реализовано довольно неуклюже: при помощи сегментированной адресации, позволявшей использовать 20-битные адреса памяти в чипе, обрабатывающем 16-битные данные; это обеспечило возможность адресации до 1 мегабайта памяти. Несмотря на всю неэлегантность 8086, выпущенного 8 июня 1978 года, он позволил Intel победить и Motorola, и Zilog в соревнованиях по созданию коммерчески успешного 16-битного процессора.

За 8086 в следующем году Intel выпустила 8088 со сниженной ценой, в которой ширина внешней шины была снижена по сравнению с 8086 с 16-бит до 8-бит; процессор позиционировался как более экономная покупка для пользователей, желающих продлить срок службы своих систем на основе 8080 и 8085, а также связанного с ними ПО.

Хотя собственный 16-битный процессор Motorola под названием 68000 был выпущен спустя 15 месяцев после 8086, его архитектура имела преимущества перед 8086, и сразу после начала выпуска она позволила отобрать у Intel лидерство на рынке. В то время, как Zilog воспринималась как небольшая, несмотря на все финансовые вливания Exxon, компания, Motorola была респектабельной полупроводниковой компанией с долгой историей и большой известностью на рынке.


В оригинальном Apple Macintosh и его первых потомках в качестве ЦП использовался процессор Motorola 68000.

Вплоть до этого момента Intel никогда не приходилось «продавать» свои продукты покупателям. Её линейки продуктов в целом превосходили линейки конкурентов (или, по крайней мере, соответствовали им), а спрос часто превышал предложение. Поэтому уровень мастерства Intel в продажах можно оценивать как смесь самодовольства и высокомерия; покупатели ждали шанса высказать несогласие с позицией компании.

На этом фоне Intel организовала свою первую маркетинговую кампанию с охватом всей страны; её стимулировал восьмистраничный отчёт инженера по эксплуатации Дона Бакхаута, в котором подробно объяснялось, в чём архитектура Motorola опережает архитектуру Intel. Компания поставила перед собой задачу: каждый месяц на протяжении года каждый из 170 торговых представителей должен был одерживать победу в конкуренции (то есть 2000 побед к декабрю 1980 года) в рамках Operation Crush. Название было выбрано по аналогии с стратегией защиты «Orange Crush» клуба американского футбола Denver Broncos; кроме того, кампания ставила своей целью «сокрушить» (crush) Motorola.

Столкнувшись с конкурентом в лице более совершенного процессора, Intel сделала упор на системе в целом, со вспомогательными чипами (в этой области позиции Motorola были относительно слабыми). Основным бизнесом Intel были процессоры, в то время как для Motorola они являлись только небольшой долей продукции. Intel беззастенчиво сыграла на чувстве страха, нерешительности и сомнениях покупателей, поставив вопрос: сможет ли Motorola обеспечить поддержку, интеграцию и выпуск новых процессоров?

Хотя корпоративный образ Intel не нравился тем, кому приходилось иметь с ней дело, уровень технической поддержки и продуктов компании оставался неоспоримым. Intel отказалась от своей своей политики запрета рекламы продукции до начала разработки, позволив рекламировать будущую линейку продукции в каталоге из ста страниц, посвящённом разработке чипов.

Вместо того, чтобы сосредоточиться на имеющем маркетинговое и техническое преимущество 68000, Motorola проглотила наживку и попыталась ответить на разрабатываемые продукты Intel свооими более скромными альтернативными решениями. Начиная с этого момента преимущество Motorola и процессора 68000 начало таять.

Intel поставила перед собой цель одержать к декабрю 1980 года 2000 конкурентных побед. Успех Operation Crush оказался таким, что окончательное количество побед было близко к 2500; частично такие результаты были стимулированы призом за наибольшее количество побед, получаемым торговыми представителями и их инженерами по эксплуатации. Выиграл приз Билл Хэндел, заключив почти 100 контрактов; среди них был проект корсета с электронным мониторингом температуры, который должен был уведомлять свою владелицу об оптимальном для зачатия времени. В качестве первого приза Хэндел и его инженер по эксплуатации получили 86 акций Intel; кроме того, они вместе с другими торговыми представителями, достигшими нужной планки, были награждены поездкой на Таити.

Билл Хэндел выиграл соревнования Operation Crush, зато торговый представитель Эрл Уэтстоун воспользовался возможностью позвонить в лабораторию разработок IBM в Бока-Ратоне, несмотря на то, что ранее IBM всегда проектировала свои процессоры внутри компании. На его удачу, только что был запущен Project Chess. Intel задействовала Operation Crush, чтобы максимизировать популярность 8086, но самой крупной из 2500 побед стало то, что урезанный гибридный чип 8088 с 8-битной внешней/16-битной внутренней шиной (разработанный на основе 8086), попал в IBM PC Model 5150.


IBM Personal Computer model 5150 с CGA-монитором IBM, PC-клавиатурой IBM, принтером 5152 IBM и подставкой для бумаги.

Как и мейнфреймы компании, IBM PC был рассчитан на то, чтобы пользователи имели возможность его модернизации. Однако модульность мейнфреймов была основана на устройствах, создаваемых IBM, а PC мог обеспечить гораздо более широкие возможности, обеспечиваемые независимыми поставщиками. Компьютер имел поддержку двух отдельных графических адаптеров — CGA (Color Graphics Adapter), предназначенного для домашнего пользователя, и MDA (Monochrome Display Adapter) с портом матричного принтера для коммерческих пользователей. Спроектированная IBM материнская плата имела достаточное для большинства пользователей количество портов расширения (пять), а также довольно широкий диапазон вариантов ОЗУ, накопителей и принтеров.

Выбор операционной системы компания IBM тоже отдала на аутсорс. Длительный процесс разработки DataMaster многие связывают с изменениями в философии дизайна: на этапе разработки для системы был выбран интерпретатор BASIC, и IBM приняла этот урок к сведению. Точная последовательность событий, которая привела к выбору компанией IBM решения Microsoft, не совсем понятна; но ясно одно — она началась с того, что IBM обратилась в Digital Research Гэри Килдалла.

На этапе формирования отрасли персональных компьютеров многие поставщики выбирали в качестве операционной системы CP/M Килдалла. Килдалл сконцентрировался на разработке ОС, а Билл Гейтс и Пол Аллен — на создании вариантов языка программирования BASIC. Будто бы существовала негласная договорённость, и ни одна из компаний не вторгалась в область специализации другой.

Это мирное сосуществование было испорчено сближением Digital Research Inc. (DRI) с Compiler Systems (с последующим приобретением компании), которой руководил один из бывших студентов Килдалла Гордон Юбэнкс, написавший для IMSAI собственную версию BASIC (CBASIC). В процессе выбора операционной системы IBM договорилась о встрече с Килдаллом, намереваясь адаптировать CP/M к процессорам 8086 и 8088.

Когда представитель IBM Джек Сэмс прибыл в DRI, чтобы обсудить предложение, Килдалла не было в офисе; узнав условия печально известного одностороннего NDA компании IBM, Дороти Килдалл отказалась заключать договор без предварительной юридической консультации. Вероятно, Килдалл приехал на совещание много часов спустя и было слишком поздно обсуждать подробности. Позже Сэмс вылетел в Сиэтл, чтобы встретиться с Биллом Гейтсом.

Очевидно, что образ поведения Килдалла противоречил корпоративной философии Сэмса (да и самой IBM). Уровень профессионализма и почтительности, который должен был соответствовать одной из крупнейших компаний США, явно отсутствовал. Также очевидным препятствием стала неторопливость Килдалла в разработке CP/M-86 — ОС, совместимой с 8086/8088. В то же время Билл Гейтс чётко понимал статус IBM и готов был удовлетворить запросам IBM, если это способствовало построению его бизнеса.

Единственной реальной проблемой Билла Гейтса стало то, что у него не было операционной системы, которую можно продать IBM. Но он знал людей, у которых она есть. Гейтс связался с Seattle Computer Products, в комплекте разработки SCP-200B которой использовался 8086. Продавая комплекты, SCP, как и другие продавцы 8086, столкнулась с проблемой отсутствия ОС. Компания решила спроектировать собственную ОС. Однако «спроектировать» в данном случае — слишком громкое слово, поскольку Тим Патерсон из SCP активно заимствовал код из CP/M, тщательно копируя её вызовы API (которые ОС использует для взаимодействия с другим ПО).

Получившаяся QDOS (Quick and Dirty Operating System) была завершена в июле 1980 года, спустя целый месяц после того, как IBM начала поиски ОС в DRI и Microsoft, однако её выпуск начался только в конце сентября. Потеря SCP мгновенно обернулась огромной находкой для Microsoft, поскольку Билл Гейтс и первый коммерческий директор Microsoft Стив Балмер предложили IBM лицензионное соглашение на поставку новой операционной системы, ПО для неё и четырёх языков программирования. По условиям соглашения Microsoft должна была получать лицензионные отчисления.

Важным фактором также стало то, что Microsoft оставляла за собой право продавать лицензии на MS-DOS другим поставщикам.


Пол Аллен и Билл Гейтс рядом с первыми десктопными системами.

IBM приняла условия и заплатила аванс в 700 с лишним тысяч долларов через неделю после того, как QDOS была куплена Microsoft. Задача приобретения операционной системы и сокрытия от SCP возможности построения империи была отдана Полу Аллену, который договорился с SCP о продаже каждой лицензии по 10 тысяч долларов плюс 5 тысяч за раскрытие исходного кода; сделка была заключена с оплатой авансом 10 тысяч. Подразумевалось, что у Гейтса и Аллена есть большое количество лицензиатов, названия которых были сокрыты условием договора, по которому список клиентов Microsoft должен быть конфиденциальным. На самом деле в этом списке был только один клиент.

Вскоре после этого IBM потребовалось переделать 86-DOS, как теперь называлась ОС, под свои нужды, поэтому Тим Патерсон перешёл работать в Microsoft. К тому времени, когда IBM PC был готов к выпуску, владелец SCP Род Брок приближался к банкротству, потому что желающие приобрести лицензию на 86-DOS так и не появились. Программист компании давно ушёл из неё, и Броку не хватало средств, чтобы оставаться на плаву, поэтому он принял предложение Гейтса о продаже 86-DOS компании за 50 тысяч долларов — спустя десяток лет эта сумма стала эквивалентом двух минут продаж на пике популярности этой ОС, уже под названием MS-DOS.


Первая версия DOS не имела поддержки жёстких дисков, каталогов и загружаемых драйверов устройств. (Фото: OS/2 Museum)

Важным для IBM аспектом была целостность цепочки поставок. Для других продуктов IBM это означало доставку продукции из одного отдела в другой. Передача разработки компонентов на аутсорс была стандартной практикой для индустрии, в которой часты были проблемы с производством и выпуском продукции, поэтому несмотря на сильные возражения Intel, компания IBM потребовала найти вторичного поставщика 8088.

Поставки от вторичного изготовителя имели и ещё одно преимущество — появлялся ещё один уровень контроля качества, ведь процессоры каждой из компаний можно было сравнить по производительности и соответствию графику поставок. IBM предпочла вторичного поставщика — компанию AMD, которая как искала возможность замены своей плохо продающейся лицензированной копии Zilog Z8000 под названием AMZ8000.

Доля Motorola на рынке микропроцессоров вследствие Operation Crush упала до 15%, поэтому кандидат был очевидным.

Intel и AMD заключили соглашение в феврале 1982 года. Intel со своей стороны выполнила требования IBM, а AMD, зная, что позиция Intel была ослаблена жёсткостью IBM, добыла себе долгосрочное соглашение о лицензировании. AMD должна была в течение трёх лет платить Intel лицензионные отчисления, и оплата за этот срок высчитывалась в соответствии с тем, решит ли Intel рассматривать возможность лицензирования продуктов AMD. Эта часть соглашения будет действовать не менее пяти лет из десяти, на которое была принята.

С приближением даты выпуска IBM PC основным пунктом обсуждений стала доступность для потребителя компьютера, созданного знаковой американской компанией. Для фанатов компьютеров важными были использование BIOS, внимание IBM к целостности системы, реализованное как автоматический тест при включении питания из 14 этапов (power-on self-test, POST), и подробное руководство пользователя — сегодня всё это воспринимается как само собой разумеющееся, но для 1981 года это стало настоящим прорывом.


Ни одну из базовых конфигураций IBM PC нельзя считать «стандартом» компании, но обычно считается, что типичная модель продавалась за 1 595 долларов. Цена версии с полным набором возможностей превышала 6 тысяч долларов. В него входило дополнительное оборудование — двойной привод гибких дисков, комплекты расширения памяти, а также дополнительные ОС (BASIC входил в цену комплекта, MS-DOS стоила ещё 40 долларов, CP/M-86 — 240 долларов, а p-System компании UCSD — 695 долларов; CP/M-86 была включена в список опций, чтобы избежать любой антирекламы со стороны Digital Research).


CP/M-86 была версией ОС CP/M, созданной Digital Research для Intel 8086 и Intel 8088.

Владельцы IBM PC, желавшие запустить на машине CP/M, могли приобрести дополнительную плату сопроцессора, например, карту Baby Blue компании Xedex с процессором Z80. Средняя цена 13 533 PC, проданных до конца года (в противовес предоплате более чем за 35 тысяч машин) составила примерно 3 000 долларов. За шесть месяцев продажи IBM Model 5150 достигли 50 тысяч экземпляров, а спустя год поднялись до 200 тысяч.

В то время появление Model 5150 не изменило ситуацию на рынке персональных компьютеров. Для многих машина была слишком дорогой, как и в случае с Apple II, продажи в основном увеличивались за счёт бизнес-пользователей. Благодаря репутации компании IBM PC стал надёжным вариантом выбора. Влияние PC на отрасль не было таким заметным, пока маркировка «IBM» не стала менее привлекательной, чем «IBM Compatible».

13 533 PC, проданных компанией IBM в последние месяцы 1981 года, составляли менее 1% от общих продаж и 1,9% от прибыли рынка персональных компьютеров объёмом 3 миллиара долларов. Например, продажи Radio Shack и Apple составили 37% от рынка (соответственно 20% и 17%). В первую очередь достижением IBM PC стали почти мгновенный рост рынка плат расширения и создание надёжного фундамента для разработчиков ПО.

Благодаря этому росту в 1982 году продажи персональных компьютеров по сравнению с предыдущим годом удвоились — по всему миру было продано 2,8 миллиона устройств. Значительная часть этого роста была вызвана появлением Commodore 64, изменившего бюджет рынка PC, которым ранее владели Commodore VIC 20, Atari 400 и 800, а также TRS 80. В то же время на нём появились такие машины нижнего уровня, как Sinclair ZX81, которые продавались за деньги, на которые раньше можно было купить только карманный калькулятор.

Эти машины начального уровня расширили рынок компьютерных развлечений, а Commodore 64 развил их успех, позаимствовав у Atari 2600 идею спрайтов, хоть и со значительно переделанной графикой. 1982 год также стал временем основания SGI, Hercules, Diamond Multimedia, Orchid Technology, Number Nine, Autodesk AutoCAD, Electronic Arts. В этом году On-Line превратилась в Sierra On-Line: благодаря связи с IBM компания выросла в размерах, как это случилось и с ПО Peachtree Accounting компании MSA, EasyWriter компании IUS, WordPerfect компании ISS и с приложением для работы с электронными таблицами Lotus 1-2-3.

Венчурный капитал, позволивший начать работу Lotus Software, частично был предоставлен двумя людьми, обеспечивавшими финансирование стартапов Silicon Graphics (SGI) и Electronics Arts. Эл Джей Севин и Бен Розен также предоставили половину первоначального капитала Compaq Computers. Эта компания, созданная тремя разочарованными инженерами Texas Instruments, к которым вскоре присоединились многие другие сотрудники TI, считала, что существует потенциальный рынок для портативной версии IBM PC.

Compaq далеко не первой заметила, что продажи PC стимулировались не столько мощью оборудования машины, сколько доступным для неё ПО, поэтому идеальным продуктом стал бы тот, который мог использовать уже существующее ПО. Благодаря тому, что системе прокладывала дорогу сама IBM, можно было с большой уверенностью сказать, что этот стандарт преуспеет на рынке — по доброй воле или насильно. Кроме того, существовало и дополнительное преимущество — можно было ассоциировать себя (опосредованно) с «голубым гигантом», позиционируя свой продукт, как совместимый с IBM PC («IBM PC Compatible»).

Компании, стремящиеся «сесть на хвост» лидера рынка, не были чем-то новым. Franklin Computer выпустила точную копию Apple II под названием Ace 100, и Apple быстро подала иск против Franklin, которая продолжала заниматься плагиатом устройств Apple до августа 1983 года, когда Апелляционный суд США не решил дело в пользу Apple.

Единственной защитой IBM от подобных имитаторов должен был стать BIOS и ошибочная уверенность компании в том, что конкуренты не смогут поставлять компоненты дешевле, чем «голубой гигант».

Выпущенный в июне 1982 года MPC 1600 компании Columbia Data Product стал первым клоном IBM PC, и несмотря на то, что он почти на треть был дешевле Model 5150, воссозданный реверс-инжинирингом BIOS оказался не полностью совместимым с оборудованием и комплектом ПО IBM. Eagle Computers, Corona и Handwell попытались пойти менее затратным путём и начать с BIOS самой IBM, полный код которой IBM включила в руководство по PC. Но это только навлекло на них атаку ужасающего юридического отдела IBM. Некоторые поставщики также стремились расширить набор возможностей Model 5150, в частности, в компьютерах Rainbow 100 компании DEC и Chameleon компании Seequa; в обеих моделях наряду с 8088 использовался Z80, и обе потерпели коммерческий провал из-за отсутствия полной совместимости с IBM PC.

С другой стороны, Compaq перед запуском проекта PC проконсультировалась с юристами, и чтобы защитить себя использовала концепцию «чистой комнаты» — программист BIOS ни разу не видел оригинального кода IBM. Phoenix Technologies при разработке своего ПЗУ BIOS воспользовалась той же методологией разработки и в результате любая компания могла приобрести готовую совместимость с IBM всего по 25 долларов за чип плюс 290 тысяч долларов лицензионных отчислений.


Compaq Portable стал первым PC, полностью совместимым с IBM, и первым полностью портативным. (Фото: Maximum PC)

Первым продуктом Compaq стал Portable Personal Computer, выпущенный 4 ноября 1982 года. Он оказался первой машиной, полностью аппаратно и программно совместимой с IBM Model 5150. Первые 300 машин выпустили в январе 1983 года и к его концу было продано 50 тысяч штук — малая доля от миллиона компьютеров на основе 8088, проданных к этому времени. Хотя объёмы продаж об этом и не говорили, (IBM продала в 1983 году полмиллиона PC, а Apple продала 750 тысяч машин, что в сумме равнялось объёмам продаж Commodore 64), появление клонов и в частности Compaq возвестило о конце кратковременного доминирования IBM на рынке. С этого момента движущей силой становятся компании, продукция которых использовалась и в PC, и в его имитациях — Intel и Microsoft.

В бизнес Apple не были включены ни Intel, ни Microsoft, и на первый взгляд казалось, что компания испытывает бум. В июне 1983 года она продала миллионный экземпляр Apple II, который продолжал хорошо продаваться, пока компания не сосредоточилась на Macintosh. Уравновесил этот успех относительный провал компьютера Apple III, обречённого на неудачу из-за невнимания к деталям и автоматической сборочной линии, которой не удавалось устанавливать чипы в печатные платы с усилием, достаточным для обеспечения нужного контакта.

Apple рекомендовала приподнимать машину на несколько дюймов вверх и ронять её, повторяя процесс, пока все компоненты не встанут на своё место и компьютер не восстановит свою работоспособность; такая рекомендация показалась пользователям совершенно непрофессиональным решением. Проект Lisa, созданный благодаря визиту Стива Джобса в Xerox PARC в декабре 1979 года, тоже оказался пустой тратой ресурсов. Затраты на исследования и разработки Джобса по воссозданию чудесной страны PARC с соединёнными в сеть рабочими станциями Alto превысили 50 миллионов долларов, что было в тысячу раз больше затрат на разработку Apple II; но, по крайней мере, технологии успешно применялись в более поздних продуктах, даже несмотря на то, что Lisa удалось продать тиражом всего в 100 тысяч машин.

Принципиальным недостатком Apple Lisa стала цена. При стоимости 10 тысяч долларов за машину целевой рынок был слишком мал и оказался ещё меньше из-за отсутствия в Lisa возможности подключения к сети.


Apple оптимизировала цену (и удовлетворила требования потребителей) в проекте Macintosh, разрабатывавшемся параллельно с Lisa. В него были включены многие её функции, но более простая архитектура стоила в четыре раза меньше, чем Lisa. Поставленный Ридли Скоттом рекламный ролик, в котором использовались мотивы книги Джорджа Оруэлла «1984», считается вершиной рекламного искусства, предшествовавшей успешному выпуску Macintosh в январе 1984 года.

Благодаря стабильным продажам Macintosh продолжит стимулировать рост доли Apple на рынке, однако его цена, а значит, и доход постоянно снижались — Windows 3.0 и, что более важно, связанные с этой ОС офисные приложения (такие как Excel и Word) постепенно захватывали территорию, традиционно принадлежавшую Apple Mac.

Суммарные продажи персональных компьютеров по всему миру за первые четыре года после появления Altair составили 200 тысяч машин. Десять лет спустя, в 1988 году они увеличились до 19 миллионов персональных компьютеров. Бизнес, который был начат в гаражах любителями, превратился в многомиллиардную индустрию, в которой объединённые товариществом энтузиасты уступили место жестокой рыночной конкуренции, которая вскоре начнёт использовать в качестве экономического оружия патенты и интеллектуальную собственность.

Бонусное видео

Источник: habr.ru